Иерусалим:
17 - 28°
Тель-Авив:
22 - 28°
Эйлат:
24 - 35°
Приложение
для Android
Мобильная
версия
18+
NEWSru.co.il :: В Израиле4 декабря 2011 г., 06:26

"Иран – не только израильская проблема". Интервью с Сильваном Шаломом

Эксклюзив NEWSru Israel
время публикации: | последнее обновление: блог версия для печати фото
Сильван Шалом Сильван Шалом Сильван Шалом
 
   
 
 
Сильван Шалом
Фото М.Горовец Фото 1 из 3

 
   
 
 
Сильван Шалом
Фото NEWSru.co.il Фото 2 из 3

 
   
 
 
Сильван Шалом
Фото М.Горовец Фото 3 из 3

В минувшие выходные гостем программы "Израиль за неделю"( телеканала RTVi) был вице-премьер, министр по развитию Негева и Галилеи и региональному сотрудничеству Сильван Шалом ("Ликуд").

Редакция RTVi любезно предоставила нашему сайту запись этого диалога.

Беседовал Михаил Джагинов.

На этой неделе в Сдероте состоялась ежегодная конференция, посвященная вопросам социальной политики. Расскажите, пожалуйста, об этом форуме, его задачах, а также и том, в какой мере принятые на нем рекомендации претворяются в жизнь.

Значение Сдеротской конференции заключается в том, что она ставит социальные вопросы во главе национальной повестки дня. На протяжении последних лет, а вернее, десятилетий... а если уж быть совсем точным, с момента создания государства Израиль, главной темой всегда и для всех была безопасность. И Сдеротская конференция привлекает всеобщее внимание, пусть и на краткий промежуток времени, к решению социальных проблем. Я принимаю учатие в этом форуме на протяжении всех десяти лет его существования, потому что наша сила как социума ничуть не менее важна, чем наша военая мощь. И волна социального протеста, поднявшаяся нынешним летом, мне только порадовала – разумеется, не потому, что некоторые демонстранты требовали отставки нашего правительства. Дето в том, что летние демонстрации поставили социальные вопросы во главу национальной повестки дня. Конечно, безопасность чрезвычайно важна для Израиля. Само существование нашего государства находится под угрозой – я был и главой МИДа, и министром финансов, и заместителем министра обороны, так что я прекрасно знаком с предметом. Но это совсем не означает, что о других проблемах мы можем забыть – я имею в виду и образование, и здравоохранение, и проблемы пенсионеров, и развитие инфраструктуры Негева и Галилеи... То есть, мы должны с равным вниманием относиться ко всем проблемам – и к тем, и к другим.

Одним из вопросов повестки дня конференции была ваша давняя идея объявить воскресенье выходным днем. Есть какое-то продвижение в этом направлении?

Во-первых, участники конференции приняли это предложение с большим воодушевлением. Во-вторых, идея о провозглашении воскресенья выходным днем пользуется поддержкой депутатов и от коалиции, и от оппозиции. Среди сторонников этой идеи можно встретить представителей "Ликуда", партии "Наш дом Израиль", депутатов от "Еврейского дома" и от других партий. По сути дела, все поддерживают это изменение. Дело в том, что оно назрело уже давно. И это непременно произойдет – не сейчас, так через полгода, или через год, или через два... Ведь все мы живем в глобальной деревне. И во всех развитых государствах воскресенье является выходным днем. И это никак не связано с христианством и христианской тардицией. Воскресенье является выходным днем в таких странах как Индия, Япония, Китай, Сингапур. Даже во многих мусульманских странах воскресенье – это выходной: в Турции, в Марокко, в Тунисе, в Индонезии, Пакистане, Малайзии... Мы должны синхронизировать нашу жизнь с остальным миром. Ведь посмотрите, что происходит: в пятницу, когда все остальные работают, мы отдыхаем. Зато в воскресенье, когда все отдыхают, мы работаем. То есть, мы сотрудничаем со всем миром лишь четыре дня в неделю. Эту ситуацию необходимо исправить. Пятница должна стать рабочим днем. Но поскольку с заходом солнца наступает шаббат, в пятницу мы будем работать только до двух часов дня. Образовавшийся зазор можно покрыть, прибавив к каждому рабочему дню в будний день по полчаса. Зато с двух часов пятницы до понедельника у нас будет выходной. Это приведет к развитию отрасли развлечений, туризма, культуры, спорта, торговли... То есть, это приведет к созданию десятков тысяч новых рабочих мест. кроме того, это позволит нам ввести продленный день в школах. В воскресенье занятий не будет, зато в остальные дни можно будет продлить учебу на полтора-два часа. Учащиеся смогут получать горячие обеды, выполнять домашние задания, а их родителям представится дополнительная возможность для того, чтобы выйти на работу или работать полный рабочий день. В общем, провозглашение воскресенья выходным днем приведет к значительным изменениям, и только к лучшему.

Господин Шалом, вы поддерживаете решение правительства о переводе денег в Рамаллу или у вас, как скажем у Авигдора Либермана, есть особое мнение?

Когда я был министром финансов, мы не переводили денег палестинцам на протяжении девятнадцати месяцев. Но, в конце концов, мы перевели им эти деньги. И так в течение последнего времени бывало уже не раз. Позиция Авигдора Либермана абсолютно легитимна, но при условии, что ты можешь отстаивать ее, и не отступать. Если мы решили заморозить перевод денег – значит, надо его заморозить. А получается, что все начинают на нас кричать, осуждать нас, грозить Советом безопасности ООН – и мы отступаем... Это несерьезно. Таким образом мы проигрываем дважды...

В Ваших словах можно усмотреть скрытую критику премьер-министра...

Нет, совсем нет! Я просто хочу сказать, что нужно избрать какой-то путь. А мы пытаемся найти некую середину, которой не существует в природе. Если мы прекращаем перевод денег палестинской автономии, то на этом нужно остановиться. Все, денег больше нет. Но подобное решение влечет за собой абсолютно определенные последствия. Это означает, что Израиль должен будет выплачивать зарплаты палестинским полицейским, учителям, врачам и так далее. Пусть будет так, но соответствующее решение надо принять. А мы все время делаем ни то, ни се. То есть, сначала замораживаем перевод денег, а потом все-таки решаем эти деньги перевести. Мне все подобные действия кажутся излишними.

Последний вопрос – о серии загадочных взрывов на ядерных объектах Ирана. По версии ряда аналитиков – это не авария и не несчастный случай, а систематическая подрывная работа зарубежных спецслужб. Насколько уместно расценивать эти инциденты как попытку решить так называемую "иранскую проблему", не прибегая к военной операции?

Во-первых, у Ирана есть много врагов. В том числе, у нынешнего режима есть оппозиция, которая готова прибегнуть к любым средствам для того, чтобы добиться изменения существующего строя. Во-вторых, мир, наконец, понял, что Иран не является исключительно израильской проблемой. Долгие годы многие считали, что террор и Иран волнуют только Израиль. Но после трактов 11 сентября в Нью-Йорке, после взрывов в Мадриде, после захвата заложников в Беслане мир понял, что террор угрожает всем и повсюду. И последствия этого изменения весьма ощутимы. Война с террором оказалась весьма эффективной. Смотрите сами: бин Ладен убит, "Аль-Каиде" нанесен существенный удар, инфраструктуры других террористических также понесли серьезный ущерб. То же самое относится к Ирану. Сейчас все понимают, что это не только израильская проблема. Иранские ракеты способны поражать цели на территории Израиля – но здесь речь идет о расстоянии в полторы тысячи километров, плюс-минус, разумеется. Но Иран разрабатывает ракеты дальнего радиуса действия, способные долететь до Рима, Мадрида, Берлина, Лондона, городов Российской Федерации. Все чувствуют себя неуютно в ситуации, когда группа безумцев может подвергнуть ядерной бомбардировке любую точку цивилизованного мира. Весь мир обеспокоен этим. Против Ирана принят ряд санкций, но этого недостаточно. Дело в том, что Россия и Китай считают, что если иранский режим падет, американцы смогут взять под свой контроль все нефтяные запасы Ближнего Востока, способные обеспечить потребности мира в энергоносителях на протяжении ближайших ста пятидесяти лет. И таким образом США смогут задушить экономическое развитие России и Китая. К слову говоря, именно поэтому Москва и Пекин пытаются затормозить падение сирийского режима – ведь это также может приблизить конец режима аятолл в Тегеране... Но, тем не менее, всё идет к ужесточению санкций против Ирана, и я верю в эффективность подобных мер. В конце концов, именно санкции привели к падению режима апартеида в Южной Африке, они вынудили Ливию свернуть свою ядерную программу, они в значительной мере влияют на политику Северной Кореи, и, в конце концов, самого Ирана. Так что санции необходимо ужесточать. Однако очевидно, что Иран никогда не откажется от своих имперских амбиций и от стремления обзавестись собственной атомной бомбой. И они будут делать все возможное для создания ядерного оружия до тех пор, пока это не поставит под угрозу существование их режима. Пока что аятоллы считают, что именно атомная бомба станет для них страховым полисом. Когда они поймут, что подобная политика ведет к падению их режима, они откажутся от своих планов.

То есть, Вы хотите сказать, что последние взрывы в Иране не были случайностью или стечением обстоятельств?

Как я уже сказал, у нынешнего иранского режима много врагов. Поэтому там происходят разные события... Очень многие не хотят, чтобы у Ирана появилась атомная бомба. А уж Израиль никак не сможет смириться с существованием ядерного Ирана. Это означает, что мы не сможем проводить операции против ХАМАСа в секторе Газа или против "Хизбаллы" в Ливане. Ведь в этом случае территория нашей страны может быть подвергнута ядерной бомбардировке. Для Израиля подобная ситуация является неприемлемой. Но жесткие санкции могут привести к тому, что режим аятолл откажется от своих планов. В случае, если этого все же не произойдет... Что ж, тогда существуют и многие другие варианты.

facebook



...