18+
21 августа 2019 г.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...

Фестиваль в Абу-Гош: "а капелла" по-эстонски

время публикации: 1 мая 2019 г., 10:49 | последнее обновление: 1 мая 2019 г., 15:14 блог версия для печати фото
Каспарс Путниньш

В дни Шавуота, на фестивале вокала и литургики в Абу-Гош с тремя различными программами выступит национальный Камерный хор Эстонской филармонии – знаковый коллектив во всем мире, очень известный, знаменитый, недавно получивший приз журнала "Граммофон", ранее – несколько "Грэмми", постоянно гастролирующий по всему миру - от Австралии до США и, наконец, после большого перерыва вновь приезжающий в Израиль. В программе трех концертов – все, что хотите услышать: от Лигетти до Баха, и, конечно, Арво Пярт. Впрочем, что значит "хотите услышать?". Это надо слышать обязательно всем, для кого слово "музыка" значит больше, чем кнопки автомобильного радио. Выступления этого хора - выдающееся событие, а пока в преддверии израильских гастролей на вопросы отвечает его руководитель и дирижер Каспарс Путниньш.

- Приобрести билеты на концерты Фестиваля Шавуот в Абу Гош


Эстонский филармонический камерный хор образован в 1981 году дирижером Тыну Кальюсте, который был руководителем хора на протяжении 20 лет и сделал его всемирно известным. В 1991 году хор выиграл конкурс хоров Takarazuka в Японии, завоевав три золотые медали и Гран-при, после чего приступил к концертной деятельности и гастролировал в Эстонии и за рубежом. Репертуар хора варьируется от грегорианских пений и позднего барокко до произведений 20 века и многих современных композиторов (таких, как Арво Пярт и Вельо Тормис). Хор выиграл в 2007 и 2014 годах две премии "Грэмми" за лучшее хоровое исполнение "Da pacem" Арво Пярта и "Adam's Lament" того же Пярта. С 2001 по 2008 годы дирижером хора был Пол Хиллайр из Великобритании, с сентября 2008 года этот пост занимал Даниэль Ройсс из Нидерландов, с музыкального сезона 2014/2015 дирижером стал Каспарс Путниньш.

Добрый день. Вы снова приезжаете в Израиль, где были лет 12-15 назад, как и Эстонский национальный камерный хор, который приезжал к нам на гастроли последний раз примерно в то же время. Но в ваш предыдущий визит вы руководители хором из Латвии, а сейчас руководите хором из Эстонии. Как, собственно говоря, все это сложилось и получилось?

Всю свой жизнь я следил за этим Эстонским хором, хотя работаю с ним только 5 сезонов. Я связан с хоровой музыкой с раннего детства. Моя мама - дирижер-хоровик, окончила Латвийскую академию музыки, долго пела в камерном хоре "Ave sol". Когда я был еще ребенком, она брала меня на репетиции. Затем, когда мне было пять лет, мама отвела меня в музыкальную школу, и я поступил сразу в хоровой класс, поэтому, можно сказать, что я стал профессиональным хоровым певцом уже в 6 лет. С тех пор я связан с хорами и с хоровой музыкой. Я учился дирижированию в школе, потом в консерватории, потом в Лондоне. Сам пел в том же "Ave sol", в "Рижском джазовом секстете" и в "Рижской вокальной группа". В то же время был одним из создателей хора "Balsis", который существует до сих пор. В 1991-92-х годах меня пригласили работать дирижером Хором латвийского радио. А лет 15 назад предложили стать руководителем Эстонского национального мужского хора, а 5 сезонов назад – и Эстонского филармонического камерного хора. Честно говоря, я даже не помню точно, как это случилось. Но случилось.

Насколько за последние годы изменилось само отношение публики к исполнению a capella? Этот исполнительский жанр требует немалой концентрации внимания слушателей - когда нельзя, развалившись в кресле, слушать вполуха, играя с мобильным телефоном. Как сегодня внимать красоте человеческого голоса, несмотря на мозаичность современного мышления?

На мой взгляд, в восприятии хоровой музыки или музыки a capella нет кардинальных изменений. Что же касается репертуара a capella, то он всегда был частью большой музыкальной картины, но в то же время существовал в некой "периферийной" нише по сравнению с симфонической или оперной музыкой. У этого жанра есть своя постоянная аудитория, свои слушатели и свои очень хорошие исполнители. И особенно здесь, у нас, на севере Европы: у нас очень много композиторов, пишущих в этом жанре, и потому нет никаких проблем с творческим взаимодействием с нашими коллегами и современными композиторами. В первую очередь, это связано с традицией протестантской культуры Северной Европы, поощрявшей хоровое пение. Возможно, это связано и с феноменом лютеранского хорала, когда люди с 16-го века в церкви привыкли петь вместе. Сегодня, в наше время, общество очень секулярно, но все-таки эти культурные традиции вжились в него очень глубоко. Это первое. А второе - то, что с очень давних времен, еще с времен античности, хоровое пение в этом регионе Европы было очень важно и распространенно. Об этом говорится в письменных источниках, в том числе и у римского историка и путешественника Тацита, который путешествовал по этому региону 2000 лет тому назад и отмечал в своих трудах, что здесь очень много поют, что есть песни на все случаи жизни.

Во времена Тацита не шла речь о литургике, значит, то были песни не только ритуальные, но и для всех моментов бытия?

Для любых ситуаций – для праздников и для будней, для работы и отдыха. Тацит указывал на популярность в обществе тех, кто красиво поет и знает много песен.

Нет ничего нового под солнцем...

Но тогда это был симбиоз любви к песне и того, что в древности песнопений было очень и очень много. Когда эта певческая культура встретилась с протестантским хоралом, тогда и возник, на мой взгляд, тот феномен, который сегодня называется "прибалтийская хоровая культура". Я вижу в нашем хоре в некой степени лабораторию новой музыки. Мы работаем с западным авангардным репертуаром и с прибалтийскими композиторами, создаем авангардный музыкальный язык, конечно, не забывая о музыке ренессанса, барокко, музыке 19 века. От старинной музыка до Баха, и до авангарда - Лучано Берио, Яниса Ксенакиса. Аспекты хоровой музыки взаимодействуют между собой. Наша программа – и контрастна, и гармонична. В ней много разной стилистики, диалога с композиторами. А иногда я создаю экспериментальные программы, связанные с другими сферами искусства: в последние годы сделал несколько театральных проектов с Датской театральной компанией Hotel Pro Forma.

Мне лично интересен весь репертуар хоровой музыки - от полифонической музыки эпохи Возрождения до романтических опусов, но современная музыка – один из моих приоритетов. Она бросают вызов исполнителям, ведет певцов на неизведанные территории.

И сейчас вы этот феномен из холодной северной протестантской Европы привозите в очень жаркую страну, религия которой - иудаизм. Как вы подбирали репертуар для этих гастролей? Учитывали ли вы все эти факторы, а также то, что вы будете петь в церкви католического монастыря Богоматери Ковчега Завета - Notre Dame Arche D’Alliance, принадлежащего ордену Сестер святого Иосифа, французской женской католической конгрегации, основанной в 1650-м году.

В наши дни хоровой репертуар a capella довольно универсален, он не слишком специфичен. Любая концертная музыка может исполняться везде. Программу трех наших концертов в Абу-Гош мы выстроили в тесном сотрудничестве с организаторами фестиваля. Художественный руководитель фестиваля Ханна Цур прекрасно знает свою публику, ее вкусы и предпочтения, а мы привнесли свои идеи, и вместе создали репертуарные рамки для концертов в Израиле – рамки репрезентативные, событийные и очень разнообразные: это музыка Баха, музыка 19-го века из Германии, Брамс, Мендельсон, довольно много современной музыки. Мы будем исполнять самое знаменитое произведение, написанное для хора в 20 веке – Magnificat нашего знаменитого эстонского композитора Арво Пярта, а также довольно много его другой музыки

Арво Пярта очень хорошо знают и любят в Израиле, много исполняют на различных фестивалях, к какой бы области музыки они не относились. В прошлом году его музыке была посвящена выставка-инсталляция "Memory and Light" в Лондонском музее Альберта и Виктории, и вы там были, поскольку вашему хору присудили премию Gramophone Award престижного издания - английского журнала "Граммофон", посвященного классической музыке. Международное жюри выдвинуло запись альбома Эстонского филармонического хора "Альфред Шнитке - Стихи покаянные/Арво Пярт - Магнификат, Nunc Dimittis" в качестве кандидата на премию Gramophone. Вы ведь принимали участие в этой записи? Не могли бы вы немного рассказать об этом событии и сотрудничестве хора с Арве Пяртом?

Это был потрясающий сюрприз: удостоится такого приза за запись прошлого года. В мире выходят сотни и даже тысячи звукозаписей самого высокого уровня, и быть вообще замеченным, попасть в "топ" "Граммофона" - это уже очень почетно, а тем более выиграть в этом соревновании, получить гран-при - это уже просто фантастика, это особые ощущения. Поездка в Лондон была короткой – на саму церемонию, но, конечно, мы успели увидеть инсталляцию "Память и свет".

Отношения с Арво Пяртом для нашего хора очень важны, и у них долгая история. В принципе, в сознании публики, да и самого хора, нас трудно представить друг без друга. Наш хор был первым, кто записал музыку Арво Пярта в конце 1980-х - начале 1990-х. Эти записи удостоились пристального внимания и огромного интереса в мире, благодаря усилиям моего предшественника, дирижера Тыну Кальюсте, который и является идейным создателем и организатором нашего хора. Он до сих пор очень много работает с хором, тесные отношения с ним не прерываются. В течение всех этих лет, с конца 1980-х, Арво Пярт всегда был вместе с хором. Последний раз – около месяца назад на фестивале в Осло в Норвегии, где мы исполняли a capella его сочинение, и еще одно вместе со струнным оркестром. Арво Пярт был нашим гостем на репетициях, и мы всегда ждем его прихода. Одно дело – нотные записи, партитура, но у композитора со своими произведениями очень личные отношения. Своя музыка для любого композитора всегда является очень личной, даже интимной историей, значимым рассказом. И для нас очень важно, когда мы можем уловить эти моменты внутреннего переживания композитора, когда мы можем работать с ним вместе, и видеть и слышать его спонтанные реакции, его идеи. Это очень живой процесс. Мне важно, чтобы отношения с нашими композиторами были не формальными, а живыми и интенсивными.

Процесс, когда композитор присутствует на репетициях и видит, как его музыка обретает жизнь благодаря исполнителям?

Да, именно так. Последние годы Арво Пярт не так много пишет новой музыки, но мы исполняем десятки его известных сочинений, которые уже давно вошли в наш репертуар. Случается, что если человек с чем-то очень хорошо знаком, то он иногда теряет живое, эмоциональное к тому отношение. Поэтому важно, вновь и вновь исполняя большие, знаковые музыкальные произведения, убирать рамки уже созданной тобой конструкции. Музыка ведет себя как живое существо. В этом нет ничего мистического, но случается, что мастер, создатель попадает в некую точку, которая отражает жизнь во многих ее проявлениях, и ты совершенно по-разному реагируешь на нее в разные моменты своей жизни. Например, музыку Иоганна Себастьяна Баха можно играть и петь очень по-разному. Или – мы все знаем, как надо петь и играть Моцарта, но есть ли какой-то стандарт? Нет такого! По крайней мере, для меня нет такого стандарта. Эти большие произведения всегда отражают жизнь здесь и сейчас, и из-за этого в разных ситуациях и в разном культурном контексте выглядят совершенно по-другому. Это же относится и к музыке Арво Пярта – и, конечно, тот факт, что автор является другом нашего хора, и может быть частью этого процесса "вживания", создания отношений с музыкальным произведением - это большой подарок.

Именно благодаря работам Арво Пярта и, хор был номинирован и выиграл также и премию "Грэмми", самую престижную в мире музыки…

Даже дважды.

Как я понимаю, израильские гастроли в работе вашего хора – одни из многих. В прошлом году у вас был большой тур по Северной Америке. Насколько часто хор выезжает за границу и участвует в хоровых фестивалях? Поскольку фестиваль Абу-Гош, как бы его ни называли – литургический, музыкальный, - все-таки, в первую очередь, хоровой фестиваль.

В чисто хоровых фестивалях мы принимает участие не так уж часто. К примеру, фестиваль в Осло, о котором я упоминал - это фестиваль литургической музыки, и хоровая музыка является его важной составляющей.

В прошлом ноябре мы были в турне в США, в недавнем феврале - в Австралии. Австралийский тур был организован вместе с Австралийским Камерным оркестром, нашими друзьями. А гастролируем мы действительно по всему миру – в начале марта были в Германии, сразу после Израиля отправляемся с концертами в Италию – в Равенну и Милан… Мы много ездим по миру, и для нас это нормальный режим.

Что же, мы ждем вас в Израиле. Нам повезло, что вы сможете приехать и сюда.

******


На фестивале в Абу-Гош Камерный хор Эстонской филармонии представит три программы. Первая из них прозвучит в день открытия фестиваля - в пятницу 7 июня: сочинения Баха, Мендельсона и Лигетти. Вторая программа будет исполнена на следующие день, в субботу, 8 июня: сочинения Брамса, Арво Пярта, Малера, Мендельсона и Баха. Третья программа – в воскресенье, 9 июня. Все программы будут исполнены под д управлением дирижера Каспарса Путниньша.

По материалам PR-агентства

facebook






  Rating@Mail.ru  
Среда, 21 августа 2019 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.