18+
19 июня 2019 г.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...

Трудно быть "моделью Израиля". ИНТЕРВЬЮ с Викторией Кацман (ФОТО)

время публикации: 1 августа 2007 г., 07:39 | последнее обновление: 2 августа 2007 г., 12:12 блог версия для печати фото
Эксклюзив NEWSru Israel

Недавно начался прием заявок на участие в новом сезоне шоу "Дугманийот" ("Модели"). За первые шесть дней подачи заявлений на участие в третьем сезоне программы более пяти тысяч девушек изъявили желание стать новыми "моделями Израиля" и прислали свои данные на официальный интернет-сайт шоу. Продюсеры считают, что в этом году они получат около 20 тысяч заявок.

Корреспондентка NEWSru.co.il встретилась с 20-летней Викторией Кацман, одержавшей победу в финале первого сезона программы "Модели", в 2005-м году. Сейчас Виктория – одна из самых востребованных манекенщиц на израильском рынке, она принимала участие в рекламных проектах таких крупных модных домов, как "Бонита", "Интима", "Кастро" и многих других, постоянно участвует в показах мод ведущих израильских компаний. Виктория считает, что большую роль в ее карьере сыграла победа в популярном реалити-шоу "Модели", хотя не очень любит вспоминать о своем участии в проекте Десятого канала.

Как ты думаешь, чем вызван такой интерес к этому конкурсу?

Девушки, мечтающие стать манекенщицами, видят в такой программе большие возможности для себя. Они понимают, что гораздо легче войти в модельный бизнес, попав в такое шоу. Таким образом, ты экономишь много времени – не нужно идти в модельное агентство, чтоб тебя узнавали по твоим фото, не надо ждать, пока ты кому-то понравишься. Телевидение – это серьезная реклама.

Если бы тебе предложили сейчас снова принять участие в шоу, ты бы согласилась?

Никогда в жизни!

Почему?

Потому что оно не для меня. Эта программа очень помогла мне в карьере модели, и я прекрасно понимаю, что многого добилась благодаря ей. Но это совсем не мое. Я не люблю такие реалити-шоу. Когда мне предложили участвовать в программе, я согласилась, потому что думала, что это настоящий конкурс красоты. Но оказалось, что не все так просто: внешность не играет большой роли. Тут важно, насколько ты можешь заинтересовать зрителей, твой характер, амбиции.

Я не хотела бы плохо говорить о "Моделях", просто такая программа подойдет далеко не каждой девушке. Мне она не подходит не потому, что у меня покладистый характер. Просто я не люблю всех этих прилюдных конфликтов, не люблю ссориться. Мне не нравится фотографироваться, а потом ждать, что скажут о моих снимках, насколько они будут хороши по сравнению со снимками других девочек. Мне неприятно думать: я хочу быть лучшей, хоть бы мои снимки оказались более удачными, чем фото моих конкуренток.

Для этой программы искали не просто красивых девочек, а девочек с разными характерами. На то это и шоу: собрать абсолютно разных людей, заставить их жить вместе. Мне говорили, что это реалити-шоу, но я не совсем понимала, что это не конкурс красоты, а настоящее столкновение.

Как думаешь, на этот раз тебе было бы легче победить? Ведь ты уже была бы в курсе событий?

Я настолько не могу думать о том, что могла бы участвовать в подобном конкурсе еще раз, что не могу ответить тебе на этот вопрос. Даже если бы мне заплатили большие деньги, я бы не согласилась снова пройти через это. Это не мое.

Когда ты по-настоящему почувствовала себя победительницей реалити-шоу "Модели"?

Только в ту минуту, когда услышала, как объявляют результаты. Я не была к ним готова.

Как ты попала в модельный бизнес?

Один агент увидел, как я танцевала. Он подошел и спросил, хочу ли я пойти в модельное агентство. Когда я пришла, мне почти сразу предложили принять участие в шоу "Дугманийот". Сначала я хотела отказаться. Я так и сказала, что не люблю все эти конкурсы, переживания, конкуренцию. Но меня уговорили, сказали, что я уже прошла первый отборочный тур – тот, во время которого участниц отбирают по фотографиям. И я, в итоге, согласилась.

Было непросто попасть в шоу?

Этому предшествовал долгий путь – я прошла очень много отборов, собеседований. Ко мне даже приезжали домой, чтобы посмотреть, как я живу. Думаю, они искали не просто разных девочек, но и разнотипные семьи.

Что принесла тебе победа?

Она очень многое мне дала. Меня сразу стали приглашать на различные съемки, показы мод. Если раньше я должна была проходить пробы для того, чтобы меня взяли для рекламы какой-либо продукции, то теперь меня знали. Пробы были не нужны. Меня сразу стали приглашать на работу. Без дополнительных встреч и отбора. Так что, в этом смысле мне стало намного легче.

Как тебе кажется, что самое трудное в реалити-шоу: и в программе "Дугманийот", и в любой подобной программе?

Говорить и делать вещи, которые противоречат твоему характеру. Трудно, когда ты перестаешь быть самим собой.

Но было и что-то приятное?

Для меня в этом не было ничего приятного. Но я повторяю – это хорошая программа, просто лично я себя в ней чувствовала неуютно.

С начала нашего разговора уже несколько людей подошли к тебе, узнав победительницу самого рейтингового шоу "Дугманийот"…

Да, люди меня узнают. Но, к сожалению, только как участницу телевизионной программы. Я не думаю, что они знают, в каких рекламах я снималась, в каких интересных проектах участвовала. А мне, как раз, было бы приятно обратное. Я хочу, чтоб меня знали как профессиональную модель. Но тут ничего не поделаешь – телевидение берет свое.

Какую свою работу ты считаешь самой интересной?

Если говорить в общем, то я больше всего люблю показы. Я с детства люблю танцевать. Конечно, на показах я не танцую, но я двигаюсь, живу на подиуме. Я могу выразить что-то. И для меня это гораздо легче, чем стоять перед камерой. Во время съемок существует слишком много компонентов: иногда не получается макияж, иногда не могут правильно установить свет. И ты на протяжении 12-ти часов делаешь одно и то же.

А самые крупные проекты?

Среди самых крупных моих рекламных работ, наверное, "Бонита" и "Интима". В скором времени я буду работать над рекламным проектом известного израильского модельера Майи Негри.

Для тебя сейчас модельный бизнес – это основная работа или больше хобби?

Сейчас это, несомненно, моя работа. Я нигде больше не работаю. Я преподаю аэробику, но совсем чуть-чуть. Я окончила курсы аэробики, и сейчас, чтобы не забыть то, чему научилась, стараюсь хотя бы иногда проводить уроки. Но пока есть такая возможность, я, конечно, занимаюсь модельным бизнесом. К тому же, трудно совмещать несколько работ. Я же не могу прийти на какую-то работу и сказать: возьмите меня, но я, возможно, буду несколько раз в неделю уезжать на съемки. Поэтому пока модельный бизнес – это моя основная занятость.

Но я начала учиться. Пока я выбрала для изучения несколько предметов в университете, чтобы определиться с тем, какую специальность я захочу получить в будущем.

Ведь съемки и показы – это не регулярная работа. Иногда у тебя постоянные съемки, а иногда ты сидишь неделю дома, и тебе никто не звонит. Раньше в таких случаях я просто лезла на стену. Теперь я более независима. Если меня никуда не приглашают, я занимаюсь учебой, аэробикой, и даже радуюсь тому, что появилось свободное от работы время.

Ты принимаешь, как правило, все предложения или все-таки относишься к ним выборочно?

Я не хочу говорить, что у меня слишком много работы. Скажем так, ее достаточно. Я участвовала во многих интересных рекламных кампаниях. И, честно говоря, я ни от чего не отказываюсь. Даже если где-то мне платят меньше, я все равно соглашаюсь – это работа, и я хочу зарабатывать. Я не могу сказать "нет".

Помнится, твое участие в программе "Модели" и позже – в рекламе нижнего белья вызвали недовольство армейского начальства. Ты отказалась от службы в армии…

Это был очень неприятный конфликт. Я не люблю об этом говорить. На тот момент мне это казалось правильным решением, да и родители меня поддержали. Я не пошла в армию, несмотря на то, что мой брат служил в боевых частях. Я часто задумываюсь над тем, правильно ли я сделала. Иногда мне стыдно, неприятно оттого, что я не служила. Не знаю, все это очень сложно…

Но ведь все позади?

Не знаю. Для меня – не совсем. Я до сих пор не знаю, было ли правильным решение не идти в армию.

Что самое трудное в профессии манекенщицы?

Ничего. Для меня – ничего. Диеты меня не касаются. Я не склонна к полноте. А все остальное – не сложно и даже приятно.

Но ведь рабочий день зачастую начинается очень рано…

Да. Вот это проблема. Для меня самое тяжелое – вставать рано утром. Если ты работаешь для крупной рекламной кампании, ты должен быть на съемочной площадке уже в пять утра. То есть, из Нагарии я должна выехать в три часа ночи. Бывает, что меня красят, а я засыпаю, сидя на стуле. Это тяжело физически, тяжело бороться с усталостью.

Но я никогда об этом не говорю, никогда не жалуюсь. Ведь это всего один день работы. И я неплохо зарабатываю. Я бы очень хотела, чтобы мои родители зарабатывали за два дня столько, сколько зарабатываю я. Поэтому я не имею права жаловаться.

В модельном бизнесе в Израиле сильная конкуренция?

Относительно… Дело в том, что в Израиле очень любят новые лица. И главная проблема для израильских манекенщиц, если можно назвать это проблемой, – иностранные манекенщицы. Сюда приезжает очень много моделей из Бразилии и из стран Европы. Но ведь и я когда-нибудь поеду работать заграницу, и тоже буду чувствовать себя одинокой, и также буду чьей-то конкуренткой.

А ты собираешься за границу?

Да, осенью я, возможно, поеду в Германию, на месяц. Я работала в Афинах, но тоже не долго. Конечно, чтобы добиться чего-то во Франции, например, надо ехать в Париж не на месяц и не на два. Нужно провести там год, ходить по модельным агентствам и ждать, пока тебя заметят. А я не люблю уезжать из дома надолго. Я не смогу уехать от семьи, от своего парня, из Израиля на длительное время.

Ты живешь с родителями?

Да, я живу с родителями. Еще у меня есть старший брат, ему 25 лет, но он живет на Гавайских островах, выиграл "Грин Кард".

Мы приехали в Израиль из Беларуси в 1990 году. Мне было тогда три года!

Так ты ничего не помнишь из своей "белорусской" жизни?

Я помню лес и снег.

Ты очень хорошо говоришь по-русски.

Я стараюсь. Когда родители заговаривают со мной на иврите, я их останавливаю. Они – моя единственная возможность не забыть русский язык. Я и читать умею. Не поверишь, но читать по-русски я научилась всего два года назад. Взяла "русскую" газету и начала спрашивать у папы буквы. Так и научилась. Думаю, если б я сейчас прочла книгу на русском языке, это было бы лучшей практикой.

С чего началась ваша жизнь в Израиле?

Мы приехали в Хайфу, затем перебрались в Кирьят-Бялик, а уж потом – в Нагарию. Я сразу пошла в детский сад.

В школе ты была хорошей ученицей?

Я училась неплохо. Но никогда не была круглой отличницей. Я рано начала заниматься танцами. В 15 лет уже работала по выходным – танцевала в русских ресторанах. Там-то меня и заметили.

Ты обратила внимание на то, что в модельном бизнесе, во всяком случае, в Израиле становится все меньше "русских" манекенщиц. Неужели классические блондинки вышли из моды?

Не думаю, что это имеет отношение к "русским" девушкам. Мне кажется, наоборот, что "русских" моделей очень любят. Вот ко мне, например, очень хорошо относятся. А вот образ Барби, наверное, действительно, выходит из моды. Никакой национальной проблемы здесь не существует.

Какой бы совет ты дала будущим участницам третьего сезона реалити-шоу "Дугманийот"?

Будьте самими собой, думайте над тем, что собираетесь сказать, не слишком "выступайте", не ввязывайтесь в конфликты. В общем, будьте искренним, интересным и спокойным человеком. В некоторых выпусках первого сезона "Моделей" я просто не могу на себя смотреть. Я бы пожелала всем будущим участникам любого реалити-шоу никогда не пожалеть о том, что вы сказали и что сделали под прицелом видеокамеры.

Беседовала Анна Розина

facebook






  Rating@Mail.ru  
Среда, 19 июня 2019 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.