18+
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Израиль простился с жертвами теракта в йешиве "Мерказ а-Рав": восемь эпитафий

время публикации: 9 марта 2008 г., 08:24 | последнее обновление: 9 марта 2008 г., 15:43 блог версия для печати фото

В четверг, 6 марта, террорист проник в библиотеку йешивы "Мерказ а-Рав" и открыл огонь по учащимся. В результате этого нападения погибли восемь человек. Сегодня ведущие израильские газеты рассказывают о жертвах теракта в Иерусалиме.

Йохай Лифшиц, 18 лет

"В начале месяца не принято поминать мертвых, но мы хотим сказать тебе, Йохай, одно лишь слово – "спасибо". За все, что ты нам дал. Ты отправился в Небесный Иерусалим вместе с твоими друзьями", – сказал отец Йохая возле могилы сына.

18-летний Йохай был одним из лучших учеников йешивы. Именно поэтому, вместо того, чтобы вместе с друзьями готовиться к празднику Пурим, он предпочел пойти в библиотеку.

Раввин Тувия Лифшиц, отец Йохая, работает в йешиве "а-Котель". Его мать Цофи – преподает в техникуме для девочек, в районе Бейт-Даган, в Иерусалиме. Они живут в еврейском квартале старого города.

Мехерета Торноа, 26 лет

Его друзья говорят о том, что Мехерета любил Израиль и мечтал быть полезным стране. Срочную службу он проходил в боевых частях, и во время Второй ливанской войны находился на передовой.

Его родители живут в Ашдоде. Несмотря на то, что последние восемь лет он учился в Иерусалиме, молодой человек поддерживал связь с семьей и помогал всем, чем мог.

Когда стало известно о теракте, его родители – Макнут и Джега – успокаивали друг друга тем, что "он, наверняка, жив". Но после того, как сын не ответил на телефонный звонок, 66-летняя Джега сказала: "Я чувствую: случилось что-то страшное". Родители на такси поехали в Иерусалим. В "Мерказ а-рав" их ждала страшная новость. 26-летнего Махерету нашли лежащим на книге Торы.

Три года назад семья пережила другую трагедию: один из братьев Мехереты покончил жизнь самоубийством.

Йонадав Хаим Хиршфельд, 19 лет

Йонадав был пятым ребенком в семье. У него 12 братьев и сестер. Его отец – моэль, мать – домохозяйка. Он учился в религиозной школе рядом с "Мерказ а-Рав", а затем поступил в йешиву.

Свободное время он проводил в центре для молодежи "Ариэль" рядом с домом. Его очень любили малыши и сверстники. Его знакомые говорили, что он был умным, добрым мальчиком с большой тягой к знаниями.

Хая Меир, соседка семьи Хиршфельд, рассказывает о тяжелых минутах, которые пережила семья с момента, как стало известно о теракте и до того момента, как постучали в дверь представители йешивы.

Когда в новостях передали, что террорист проник на территорию йешивы, родители успокаивали друг друга тем, что мальчик не может им позвонить, потому что у него нет мобильного телефона. Они надеялись, что их сын смог спрятаться от террориста. К тому же, когда они позвонили в первый раз на телефон "горячей линии", им кто-то сказал, что Йонадава видели живым после теракта. Когда родители еще раз позвонили в йешиву, уже в 11 часов вечера, ответ был менее уверенный. А через час в их дверь постучали, чтобы сказать, что Йонадав погиб.

Авраам Давид Мозес, 16 лет

Авраам Мозес и Сегев Паниэль Авихайль– были друзьями с начальной школы. В тот день они вместе пошли в библиотеку. Они всегда занимались за одной и той же партой. Их стол находился возле двери. Скорее всего, два друга были первыми, кого увидел террорист в библиотеке.

Когда стало известно о трагедии в "Мерказ а-Рав", отец Авраама, уверенный в том, что его сын всего лишь ранен, отправился искать его в больницу. Не найдя свого сына, он пошел в йешиву. Во дворе "Мерказ а-рав" он встретил директора учебного заведения. Раввин Вайс без всякого предисловия сказал: "Всевышний дал, Всевышний взял". Так отец понял, что его сын погиб.

Сегев Паниэль Авихайль, 15-лет

Он похоронен на Масличной горе. Проститься с ним приехали тысячи людей со всего Израиля.

Сегев - сын равина Элишива Авихайля. Его дедушка, раввин Элиягу Авихайль, помогал репатриироваться на историческую родину представителям "потерянных колен Израиля".

Несколько лет назад Сегев вместе с отцом пережили другой теракт. Палестинцы обстреляли их машину. Тогда им повезло. Один из друзей Сегева произнес над могилой: "Однажды он выжил, но на этот раз Всевышний от него не отказался".

Как только стало известно о теракте, в йешиву приехала социальный работник Малка Цукерман, бабушка Сегева. Она оказывала помощь раненым, и только позднее узнала, что ее любимый внук был убит террористом.

Рои Рот, 18 лет

Его сестра Маайян плакала над могилой: "Я так хочу, чтобы мы завтра проснулись и увидели, что все это – просто кошмарный сон. И ты, улыбаясь, вернешься домой. Сейчас начало месяца Адар, месяца, когда принято радоваться. А ты был человеком, который умел радоваться жизни".

За час до того, как террорист открыл огонь по находящимся в библиотеке, Рои позвонил домой и сказал, что идет заниматься. Едва услышав по радио о теракте, отец Рои заплакал, как будто уже знал, что случилось с его сыном.

Йонатан Ицхак Эльдар, 16 лет

В последний путь Йонатана провожали родители Дрор и Авиталь и все жители поселка Шило. Он похоронен на местном кладбище. Во время траурной церемонии его брат Давид сказал: "Благодарим тебя за все, что ты для нас сделал. Месяц Адар уже не будет таким веселым, как раньше. Но ты пойди к Всевышнему и попроси, чтобы он вернул народу Израиля его гордость".

Нариа Коэн, 15 лет

На его похоронах плакали все. Его товарищи говорили, что не могут поверить в случившееся. Он был жизнерадостным и любопытным подростком. А его учитель, раввин Шахор, сказал, что за несколько часов до смерти Нариа пришел к нему с очередным вопросом. Он каждую минуту использовал для учебы.

facebook






  Rating@Mail.ru  
Понедельник, 19 ноября 2018 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.