18+
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...

Почему ВВС Израиля превосходят американские. Генерал Бахарав о прошлом и будущем авиации

время публикации: 6 ноября 2017 г., 16:49 | последнее обновление: 7 ноября 2017 г., 10:53 блог версия для печати фото
Генерал Бахарав о прошлом и будущем авиации

С 5 по 16 ноября в Израиле проходят учения Blue Flag 2017 с участием представителей ВВС США, Италии, Греции, Индии, Польши, Германии и Франции, всего около тысячи экипажей. Впервые эти учения проходят в таком масштабе.

Израильские ВВС считаются одними из лучших в мире. В связи с учениями мы обратились к бригадному генералу авиации в отставке Исраэлю Бахараву с просьбой рассказать о состоянии ВВС и объяснить, в чем секрет высокой эффективности этого рода войск в Израиле.

Господин Бахарав, говоря об эффективности или качестве авиации, какие именно параметры следует учитывать?

Я бы назвал четыре основных параметра. Во-первых, качество подготовки летчиков, во-вторых, военная доктрина, в-третьих, применяемые системы вооружений и, в-четвертых, обслуживание и вспомогательные подразделения.

Не могли бы вы объяснить, чем израильские ВВС отличаются от авиации других стран в каждом из этих параметров?

Что касается подготовки пилотов, то у нас совершенно уникальная система отбора боевых летчиков. Процесс отбора в ВВС намного более тщательный, основанный на научном подходе, с использованием множества статистических данных и накопленных знаний. В итоге на летные курсы поступают те, кто лучше всех подходит к этой службе. И даже в случае ошибки остается возможность отсеять тех, кто окажется менее подходящим. В конце курса остаются наиболее подходящие этой профессии люди. В иностранных ВВС ситуация иная. Там летчиками могут стать и те, кто не обладает наилучшими способностями к полетам. Помимо этого, у нашей авиации накоплены опыт и знания предыдущих войн и разработана система передачи этих знаний через обучение и упражнения. Это позволяет подготовить пилотов лучше, чем в других странах. Принята также культура тщательного изучения всех осуществленных действий, чтобы постоянно учиться на ошибках и постоянно совершенствоваться с каждым вылетом. В итоге, наши пилоты оказываются выше уровнем, чем иностранные.

Перейдем к оперативной доктрине.

Оперативная доктрина тоже основана на большом опыте. Нам всегда приходилось справляться с серьезными трудностями, в виде новых технологий, в виде количественного превосходства. Нам же по сути пришлось в какой-то момент противостоять СССР со всей его мощью. Интенсивность боевых действий у нас тоже была выше. Приходилось искать оригинальные решения и развивать оперативные приемы, позволяющие нам справиться с любой задачей в таких условиях.

Можете привести пример такого решения?

Это начинается с тактики полетов. Принятые у нас приемы ведения воздушного боя, по моему мнению, самые прогрессивные в мире, и причина как раз в том, что я сказал. Необходимость совершать сложные атаки на наземные цели, для уничтожения зенитных ракет. Крайне точные операции против террористов, точечные ликвидации. Все это также связано с технологией, но на первом месте – оперативная доктрина... Мы, в отличие от многих других стран, вынуждены осуществлять разработки в экстремальных условиях.

Что вы могли бы рассказать об оружейных системах ВВС ЦАХАЛа?

Они неразрывно связаны с доктриной и приемами. Понимая суть проблемы, вы приходите к ее решению, и оно направляет вас в том или ином направлении при выборе оружейной системы. Наша страна отличается способностью к технологическим разработкам, развившейся в результате необходимости искать решения серьезных проблем. Это проявилось, в том числе, в оружейных системах, например, ракеты для самолетов, как для воздушных боев, так и для уничтожения наземных целей, бомбы, системы обработки данных, системы сбора разведывательных данных и преобразования их в цели. Эти системы позволяют нам выполнять задачи, и все прочие отстают от нас. При этом мы используем американские самолеты, свои самолеты мы не производим. Наши ВВС применяют самые современные самолеты. В эту платформу вы включаем наши технологии, и получаем очень развитую систему.

Последней попыткой создать израильский боевой самолет был проект "Лави". Вы выступали против него. Чем он вам не нравился?

Дело не в том, что "Лави" мне лично "не нравился", правильнее сказать, что самолет не подходил нашим требованиям. Его называли "лучшим в мире самолетом", но он таким вовсе не был. Для начала, он совершенно не отвечал ожиданиям. Изначально в него хотели включить новейшие технические системы, но в процессе создания они отпадали одна за другой, так как не были готовы к оперативному применению. Получился самолет, во всем уступавший F-16 – размер, дальность полета, полезная нагрузка. F-16 тем временем был усовершенствован, и "Лави" никогда не сравнялся бы с ним. И это не говоря уже о финансовых проблемах. Ни авиация, ни армия в целом, ни вся страна на тот момент не могли бы реализовать такой проект с экономической точки зрения. Американцы готовы были, простите, дарить F-16, но не "Лави". К тому же, заплатив, F-16 вы получали сразу, а "Лави" в лучшем случае через несколько лет. Поэтому как боевая машина и как экономический проект "Лави" не был удачным. Его недостатки не позволяли включить его в состав ВВС.

Тогда вернемся к наземному и вспомогательному персоналу.

Техники и другие должны соответствовать уровню летчиков. Летчик не в состоянии ничего сделать без них. Все начинается с обслуживания самолетов, и в этой области у нас тоже служат люди с высокой мотивацией. И все прочие системы – контроль, планирование, разведка. Все это вместе создает один оркестр. Один великолепный скрипач с плохим остальным составом музыкантов не сможет дать хороший концерт. Поэтому весь персонал должен быть высшего качества, а не только летчики, которых, к тому же малый процент от общего состава. Более того, сегодня уже значительная часть авиации – беспилотные летательные аппараты. Они не совсем беспилотные, просто их пилоты остаются на земле, совершая ту же самую работу. К ним тоже высокие требования, так как они должны заставить БПЛА добиться того же результата, что и пилотируемый самолет. Я даже не уверен, как определить операторов БПЛА – вспомогательный состав или все же солдаты боевых частей. В общем, весь персонал в своей области должны быть на уровне летчиков, иначе слаженной работы не получится.

Вы упомянули беспилотники. Можно ли сказать, что вся авиация вскоре будет беспилотной?

Вероятно, но это процесс не слишком быстрый. Давайте посмотрим на самолет. Сегодня пилот делает в самолете то же самое, что десятилетия назад? Нет. В современных самолетах много средств, освобождающих пилота от необходимости совершать те или иные действия. То есть, уже сегодня в пилотируемом самолете очень многое делается без участия пилота. К примеру, пилот выпустил самонаводящуюся ракету. Ее можно назвать беспилотником. Это часть процесса. Другой пример. Компьютерные системы самолета сами делают многое, без вмешательства пилота. Постепенно в пилотируемом самолете увеличивается автоматизация. В некоторых полетах летчик не ведет самолет, включается автопилот, потому что он справляется лучше человека. Однажды, вероятно, летчики вообще не потребуются, но это поэтапный процесс. Беспилотные самолеты сегодня еще не достигли, и не скоро достигнут уровня, при котором смогут выполнять все те же задачи, что и пилотируемая авиация. Беспилотники уступают в маневренности, скорости и радиусе полета. Так что они важная часть авиации, они выполняют задачи, для которых не требуется пилотируемых самолетов, но сегодня беспилотники не могут заменить собой все. Они, конечно, постоянно совершенствуются, и однажды могут стать большинством. В гражданской авиации все проще, пассажирские самолеты могут сами взлетать, сами садиться и сами лететь. Пилот в пассажирском самолете находится на экстренные и непредвиденные случаи. Но технология уже позволяет обходиться без пилота. В военной авиации пока еще не так даже с технологической точки зрения.

Я хотел спросить о вашем личном опыте. Вы установили израильский рекорд, сбив 12 сирийских и египетских МиГов, в чем, по-вашему, было главное отличие ВВС Израиля от авиации этих стран? Вы сталкивались только с сирийцами и египтянами, или и с советскими летчиками тоже?

Советские летчики тоже участвовали в боях, но лично я с ними не сталкивался. По поводу сравнения я могу сказать, что главное отличие было в качестве пилотов. Мне кажется, что в их ВВС служили не самые лучшие или не самые подходящие летчики. Самолеты же, их МиГи и наши "Миражи", были практически равными, сопутствующие системы тоже, а кое в чем у СССР и, следовательно, египтян и сирийцев был даже перевес, например, в системах наземного контроля. Отличие было в тактических приемах летчиков и подготовке летного состава.

Мы по-прежнему сохраняем качественный перевес в регионе?

Сирийская авиация придерживается давно устаревшей советской доктрины, так что тут говорить даже не о чем. Египтяне же используют американские самолеты и американскую доктрину, и разрыв между нами и ними сократился. Но мы превосходим и американскую авиацию. По всем критериям, что я упомянул раньше, мы занимаем первое место в мире, даже американцы отстают.

Несмотря на свое техническое совершенство?

В том, что касается авиации, американцы с технологической точки зрения лидируют в области ракет "воздух-воздух" дальнего радиуса действия. Но если мы говорим об оперативной доктрине, личной выучке и военных системах воздушного боя мы превосходим всех.

А российские летчики? Как они показали себя в Сирии?

Трудно судить о качестве авиации, не участвовавшей в воздушных боях, ни против нас, ни против кого бы то ни было. Конечно, российская авиация сегодня господствует в сирийском небе. Наши самолеты иногда летают там, но мы координируем свои действия с Россией, и западная коалиция тоже, наверняка. Но господствует в Сирии российская авиация.

И напоследок, как бы вы оценили иранские ВВС? Это серьезная сила или просто "сборная солянка" из старых американских самолетов и новых китайских?

Вы правильно отметили, что их ВВС состоят, в основном, из старых американских самолетов и того, что иранцам удалось раздобыть позднее. Мне кажется, что иранские ВВС надо учитывать лишь в случае, если нам придется действовать в иранском небе. Вряд ли иранская авиация попытается атаковать нас в Израиле. Тут и слишком большое расстояние, и другие факторы играют свою роль. Они, конечно, могут попытаться, но возможности их самолетов крайне ограничены в случае решения такой задачи. Большую угрозу, чем авиация, для нас представляют их ракеты.

Текст и фотография предоставлены проектом "Профессионал национальной безопасности". Публикуется в рамках информационного партнерства

facebook






  Rating@Mail.ru  
Четверг, 21 февраля 2019 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.