18+
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...

О бюджете, забастовках, религиозных и инновациях. Интервью с министром просвещения Израиля

время публикации: 2 августа 2010 г., 07:18 | последнее обновление: 2 августа 2010 г., 15:46 блог версия для печати фото
Эксклюзив NEWSru Israel

Министр просвещения Гидеон Саар ("Ликуд") любезно согласился ответить на вопросы редакции NEWSru.co.il в преддверии нового учебного года.

Господин министр, на пресс-конференции в мае вы говорили, что предстоит серьезная борьба за бюджет министерства просвещения. Бюджетный проект в настоящее время сформирован. Вам удалось добиться желаемого?

В целом я доволен бюджетом. Разумеется, в политике всегда приходится идти на компромиссы, особенно по бюджетным вопросам, но главное – бюджет министерства увеличился. Мы сможем вложить больше средств в такие области, как увеличение часов на изучение основных дисциплин, продолжить уменьшать количество учеников в классе, продолжить реализацию реформы "Офек Хадаш", а также начать выполнять программу по модернизации школ. Так что, повторюсь, в общем, я доволен. После десяти лет сокращений бюджета минпроса начались правильные изменения. Пока не урегулирован вопрос бюджета системы высшего образования, мы ведем переговоры со студентами по данному поводу. В течение месяца должна решиться и эта проблема. Высшее образование тоже получит надбавку, осталось оговорить точный объем увеличения финансирования.

Почему реформа "Офек Хадаш" вызывает недовольство Организации учителей?

Организация учителей (Иргун а-Морим) изначально была против. Нам удалось заручиться поддержкой Профсоюза учителей (Гистадрут а-Морим), но вторая организация не пошла на компромисс. Как вы помните, одним из моих первых решений на посту министра просвещения касалось "Офек Хадаш". Многие министры, заняв пост, предпочитали свернуть программы, начатые предшественниками. Я рассудил иначе и решил продолжать реализацию "Офек Хадаш", начатую Юли Тамир. Этого требовали интересы государства. Я считаю необходимым повысить зарплату учителям и увеличить количество часов, выделяемых на учеников. Реформа не безупречна, какие-то недостатки мы выявляли и устраняли в процессе реализации. Но очень важно продолжать выполнять программу, успешно пережившую смену правительства. Организация учителей противится внедрению "Офек Хадаш" в средних классах. Высший суд справедливости и суд по трудовым конфликтам год назад постановили, что государство может выполнять программу в средних классах, вне зависимости от того, сколько учителей состоят в Иргун а-Морим, а сколько – в Гистадрут а-Морим. Несмотря на это, Организация учителей прибегла к забастовочным санкциям, игнорируя судебное решение. При этом два года назад и в прошлом году внедрение "Офек Хадаш" шло без проблем. Но вот несколько месяцев назад в Организации учителей прошли выборы, и теперь они решили выразить протест. Мы готовы к переговорам, но останавливать реформу нельзя. Это вопрос, как блага образовательной системы, так и соблюдения власти закона. Так что мы обратились в суд с требованием заморозить забастовочные санкции организации учителей.

Кроме Организации учителей, у вас есть и другие противники. Недавно на вас обрушился с резкой критикой ультрарелигиозный сектор, возмущенный вашим решением по изучению основных дисциплин. Что произошло?

Я сделал то, чего не делали мои предшественники – выполнил рекомендацию юридического советника правительства, не выполнявшуюся шесть лет: школы двух сетей ультрарелигиозного сектора, получающие 100% финансирования от государства, обязаны обучать учеников полной школьной программе по основным дисциплинам. Если школа выполняет 80% программы, например, в ней не преподается английский язык, то и финансирование она получит 80%. То есть, финансирование должно зависеть от выполнения программы. Я также решил ужесточить контроль над ультрарелигиозным школьным образованием и получил от минфина 15 ставок инспекторов, а позже их число достигнет 40. Потому что сегодня я не могу получить точную картину образования этого сектора. Для выполнения этой задачи потребуется много времени, ведь я рискнул войти в область, куда государство не совалось 62 года. Мы принимаем и другие меры в отношении ультрарелигиозного сектора, в том числе, по облегчению доступа к высшему образованию. Надеюсь, ультрарелигиозные поймут, что я не собираюсь вмешиваться в их образ жизни или потрясать основы веры. Моя задача иная: нам нужно предоставить молодым людям навыки, с помощью которых они смогут интегрироваться в современный мир и рынок труда.

Ваш заместитель Меир Поруш, из ультрарелигиозной партии "Яадут а-Тора", разделяет вашу позицию в этом вопросе?

Нет, не разделяет. Хотя он и мой заместитель, но при этом его мнение не совпадает с моим. Однако полномочия – у меня.

Как будет реализовываться программа по модернизации школ?

Программа в основе своей долголетняя, она направлена на приведение образовательной системы в соответствие с XXI веком. Есть огромная разница между тем, что дети видят в школе, и тем, с чем они сталкиваются вне ее стен. На первом этапе предусмотрено повышение уровня начальных классов школ на Севере и Юге страны. Речь идет не только о предоставлении компьютеров, но и о применении новых технологий в преподавании, это самое важное. В программе есть несколько составляющих: инфраструктура, подготовка учителей, обслуживание компьютерных систем и их педагогическое применение. Компьютеризированное преподавание дает учителю больше возможностей демонстрировать ученикам изучаемый материал, а также делает школьников активной частью процесса. Помимо этого, такая система дает больше возможностей дифференцированного подхода, позволяющего свести к минимуму зависимость всего класса от способностей отдельных учеников. Первый этап будет не таким широким, как мы рассчитывали, но все же включит в себя предоставление компьютеров и других средств учителям. Начнем с начальных классов Юга и Севера, и постепенно будем расширять на другие школы и классы. Это первая общегосударственная программа подобного рода, и очень важно, что мы приступили к ее выполнению.

В последнее время особенно остро стоит проблема насилия в школах. Какие усилия принимает министерство просвещения для борьбы с этим явлением?

Это один из моих приоритетов. Должен сказать, что результаты уже есть, несколько проверок показали, что ситуация улучшается, снижается как словесное, так и физическое насилие. Мы сделали несколько вещей. В прошлом году был разослан циркуляр директорам школ, описавший подробно границы поведения и санкции за нарушение этих границ. Мы поддерживаем учителей и директоров, которые пытаются внедрить дисциплину. Раньше они чувствовали себя одинокими. Внесены поправки в закон о правах ученика с тем, чтобы можно было немедленно исключить из школы агрессивных детей. Через месяц вступит в силу мое решение об обязательной школьной форме в младших и средних классах. Проект "Город без насилия" будет распространен на дополнительные учебные заведения. Нужно также понять, что в нашем обществе разрушился не только авторитет учителей, но и авторитет родителей. При этом родители часто сами дополнительно разрушают авторитет преподавателя, когда приходят в школы и препираются с учителями, поддерживая детей. Да и общество переполнено насилием, а школы – лишь отражение общей ситуации. Нас занесло в ультралиберализм, и теперь настало время для внесения доли консерватизма. Необходимо набраться терпения.

Недавно прошли международные школьные олимпиады. Как бы вы прокомментировали успехи израильских школьников?

По математике мы оказались 53-ми, по физике и химии – вошли в двадцатку. Это не отражает среднего уровня наших школ по всем трем дисциплинам. Результат лишь говорит, что определенная команда выступила лучше или хуже. Следует прилагать усилия для улучшения результатов, так как тут есть и символическое значение, но это вовсе не те результаты, по которым можно судить обо всей системе образования. Международные экзамены показывают, что наши дела не очень хороши, успехи неудовлетворительны. После того, как я поставил определенные цели во всех сферах, начались улучшения, как в результатах экзаменов на аттестат зрелости, где долгие годы был спад, так и в международных экзаменах. Я, конечно, не в состоянии контролировать всю систему, но я могу хотя бы поставить цели и дать задания. Сейчас у нас три основных цели: борьба с насилием, улучшение успеваемости и внедрение ценностей.

Что вы имеете в виду под ценностями?

Мы сейчас начали масштабную деятельность в этой сфере. Так, начались школьные экскурсии в Иерусалим, в них приняли участие полмиллиона учеников. Когда я пришел в министерство, половина школьников завершали среднее образование, ни разу не побывав в Иерусалиме. Теперь ситуация меняется, школьников возят как по местам, связанным с древней историей еврейского народа, например, в Город Давида, так и в места, связанные с новой историей, например, Гиват Тахмошет, а также в институты демократии – Кнессет, Верховный суд. Такое обучение, в дополнение к обычному, дает результаты. Со следующего года мы начинаем преподавать новую дисциплину – наследие и культура Израиля. Это, в общем, то, что формирует нашу идентификацию. Мы также собираемся усилить преподавание сионизма и иудаизма. Я не имею в виду религиозную индокринацию, но школьники должны понимать, что такое еврейская религия. Если не укрепить эту составляющую в нашей идентификации, на фоне общего упадка идеологий в западном мире, то мы подвергнем опасности наше будущее. Школы должны прививать сионистские и демократические ценности.

Какие специфические проблемы есть у школьников-репатриантов?

Буквально неделю назад я встречался с министром абсорбции, чтобы обсудить эту тему. Мы рассматривали проблему ульпанов и обсуждали, нужны ли какие-то преобразования. Главная проблема – это язык. Особенно если речь идет о детях в возрасти 6-7 лет, если их не обучить языку, как следует, то это возымеет последствия и в других областях. Есть, конечно, разница между представителями разных общин. Мы изучаем этот вопрос, есть некоторые планы. Я сейчас запланировал встречи с учителями-репатриантами из СНГ, первая встреча уже состоялась.

В заключение хочу спросить вас следующее. Вы описали серию важных преобразований, но все они долгосрочные. Стабильностью наша политическая система похвастать не может. Завтра "Кадима" войдет в правительство и заберет себе министерство просвещения. Как гарантировать продолжение выполнения реформ?

Стопроцентной гарантии дать я не могу. Однако хочу отметить, что мои действия, в принципе, соответствуют консенсусу всех главных политических сил, так что можно рассчитывать на продолжение реформ. Помимо этого, успех преобразований – лучший гарант их продолжения.

Беседовал Михаэль Бородкин

facebook






  Rating@Mail.ru  
Пятница, 19 июля 2019 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.