18+
22 апреля 2019 г.
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Загрузка...

Газовое соглашение: за и против. Комментарий эксперта

время публикации: 28 июня 2015 г., 12:06 | последнее обновление: 28 июня 2015 г., 12:26 блог версия для печати фото

В воскресенье, 28 июня, правительство Израиля утвердило проект соглашения с газовыми консорциумами "Тамар" и "Левиатан" по структуре регуляции рынка добычи природного газа.

За скорейшее утверждение соглашения выступали премьер-министр Биньямин Нетаниягу, экономический советник правительства Юджин Кандель, бывший министр энергетики и действующий министр внутренних дел Сильван Шалом, министр энергетики Юваль Штайниц, а также высокопоставленные чиновники минфина и министерства энергетики.

В противниках – подавший в отставку директор антимонопольного управления Дэвид Гило, партии "Авода" и МЕРЕЦ, бывший генеральный директор государственной компании по поиску нефти и газа Йоси Лангоцки, а также "Штаб по борьбе с газовой монополией", организовавший накануне массовую акцию протеста в Тель-Авиве. В этой демонстрации приняли участие несколько тысяч человек, четверо из которых были задержаны полицией за нарушение общественного порядка.

После утверждения правительством соглашение должно быть утверждено Кнессетом.

ФОРМАТ СОГЛАШЕНИЯ

- Компании Ицхака Тшувы "Делек Кидухим" и "Авнер" продают свою долю в единственном действующем на текущий момент месторождении "Тамар", а также в малых месторождениях "Танин" и "Кариш".

- Noble Energy сократит свою долю в "Тамар" с 36% до 25% и выйдет из месторождений "Танин" и "Кариш".

- Месторождения "Танин" и "Кариш" должны быть проданы в течение 18 месяцев (компании требовали 36 месяцев).

- Месторождение "Левиатан" должно вступить в строй не позднее августа 2019 года (изначально был указан срок до марта 2018 года, компании требовали увеличить его до 2020 года).

- Государство не будет вводить контроль над ценами на газ, однако будет иметь право вмешиваться в ценовые соглашения до того момента, пока на газовом рынке не появится еще один игрок.

- Ценовой коридор, базирующийся на уже подписанных контрактах, останется на текущий момент неизменным в районе 5,4-5,6 доллара за британскую термальную единицу, однако правительство сможет вмешаться в систему индексации цен.

ДЕНЕЖНЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ

В 2014 году Израиль получил от консорциума "Тамар" 141 миллион долларов налога на добычу полезных ископаемых (12,5%). При этом консорциум пока не платит ни налог на доходы компаний (26,5%), ни добавочный "налог Шешински" (11-23%), поскольку до сих пор не окупил средства, вложенные в разработку месторождения (3,5 млрд долларов).

Налог на доходы компаний и "налог Шешински" начнут поступать только в 2019 году. Тогда же должен начать действовать и специальный независимый фонд под управлением Банка Израиля, который будет аккумулировать средства от "налога Шешински", чтобы минимизировать негативное влияние добычи газа на экономку страны. По оценкам экспертов, до 2040 года государство получит от добычи газа 100-130 миллиардов долларов.

ЗА И ПРОТИВ

Экспорт

Разрешение на экспорт газа из израильских месторождений – один из основных камней преткновения. На текущий момент экспорт из месторождения "Тамар" запрещен за исключением поставок Иордании, Египту и Палестинской автономии. Экспорт из других месторождений ограничен 40% от разведанных запасов.

Противники соглашения требуют, чтобы государство полностью запретило экспорт газа, чтобы обеспечить Израилю энергетическую независимость на 50 лет вперед, а не на 15-30.

Сторонники утверждают, что без разрешения на экспорт газ останется в земле, поскольку Израиль – слишком маленький рынок, а государство лишится десятков миллиардов долларов налогов и сборов.

Монополия

На текущий момент американская корпорация Noble Energy и принадлежащие Ицхаку Тшуве компании "Делек Кидухим" и "Авнер" контролируют практически все разведанные запасы газа в Израиле.

Дэвид Гило требовал ввести контроль над ценами на газ или вынудить компании расстаться со значительной частью акций месторождений и создать между ними "виртуальную" конкуренцию. Руководство Noble Energy отказалось принять требования Гило и пригрозило обратиться в международные судебные инстанции. Поняв, что остальные государственные регуляторы его не поддерживают, Гило подал в отставку.

Противники соглашения утверждают, что правительство "продает" будущее страны монополии, которая в итоге будет иметь исключительной мощности рычаг давления на государство. При этом населению придется значительно переплачивать за газ, поскольку цены на него будет диктовать монополия. Согласно этой позиции, государству следует брать пример с Норвегии, доходы которой от газа способны прокормить целое поколение даже после того, как месторождения будут исчерпаны.

Позиция сторонников: государство, в лице компании по поиску нефти и газа, которую в течение длительного срока возглавлял Лангоцки, десятилетиями искало полезные ископаемые, потратив значительные средства налогоплательщиков, однако так ничего и не нашло. Частные компании, вложив собственные средства, нашли газ, 60% прибыли от которого они отдадут государству в виде налогов. Noble Energy и компании Тшувы фактически выступают в роли первооткрывателей, которые автоматически становятся монополистами, пока на этот рынок не придут другие игроки. Государство может само возобновить поиски или привлечь к ним другие компании. При этом следует понимать, что Израиль – не Норвегия, и перед ним не выстроится очередь из компаний, желающих искать новые месторождения. Многие компании имеют гораздо более существенные интересы в мусульманских странах, а во вторых, израильские месторождения, существенные на локальном уровне, на глобальном уровне таковыми не являются.

Цены на газ

Еще один аргумент противников соглашения, включая профессора экономики и депутата от партии "Авода" Мануэля Трахтенберга – слишком высокая цена на газ, установленная в уже подписанных контрактах. В договорах с израильской Электрической компанией ("Хеврат Хашмаль") и частными электростанциями прописана цена в районе 5,5 долларов за одну термическую единицу, тогда как на глобальном рынке цены на газ упали до 2,6-3 долларов за термическую единицу.

Сторонники соглашения отвечают, что глобальные цены на газ, в отличие от глобальных цен на нефть, понятие весьма условное, поскольку контракты на поставку газа заключаются на много лет и сильно зависят от наличия инфраструктуры. Для примера, в США газ стоит 2-2,5 доллара, в Австралии – 6 долларов, в Аргентине – 7,5 долларов, а в Японии и Сингапуре его цена доходит до 15 долларов. В соседнем Египте, долгое время субсидировавшем населению цены на газ, были недавно вынуждены поднять тарифы до 5 долларов за термическую единицу, чтобы привлечь компании к разработке простаивавших месторождений.

Коррупция

Еще один аргумент противников соглашения – закрытость переговоров, вызывающая подозрения в коррупции. За последние дни израильские СМИ сообщали о вовлеченности в переговоры госсекретаря США Джона Керри, имеющего акции Noble Energy, об обращениях миллиардера Шелдона Эдельсона к премьер-министру Израиля Биньямину Нетаниягу, о попытках Ицхака Тшувы вынудить Шели Яхимович смягчить свою позицию и так далее. Значительное недоумение вызвало и сделанное только после выборов заявление министра финансов Моше Кахлона о том, что он отказывается от участия в переговорах по газу из-за конфликта интересов. Председатель оппозиции Ицхак Герцог призвал спикера Кнессета Юлия Эдельштейна не допустить, чтобы соглашение было утверждено без обсуждения в Кнессете. Некоммерческий проект "100 дней прозрачности" ("Меа ямим шель шкифут") объявил о награде в размере 50 тысяч шекелей за предоставление информации, позволяющей доказать факт коррупции, связанной с газовой регуляцией.

В ответ звучат заявления о том, что бездоказательные обвинения в коррупции – последний оплот популистов. Эдельсон, возглавляющий организацию "Американо-израильская бизнес-инициатива", заявил, что неоднократно писал Нетаниягу обращения по разным вопросам, как представитель американского бизнеса, однако никогда не обращался к нему по поводу газовой регуляции. Интересно, что активная противница соглашения Шели Яхимович также выражает уверенность, что в данном случае о коррупции речи не идет.

Труба

Противники соглашения указывают, что в нем не прописано требование скорейшего подключения месторождения "Тамар" к побережью еще одним газопроводом. На текущий момент поставки газа в Израиль, обеспечивающие 60% потребляемой страной электроэнергии, зависят от одной трубы.

Сторонники соглашения утверждают, что гораздо логичнее сосредоточиться на подключении к побережью месторождения "Левиатан", поскольку тогда страна не будет зависеть от одного месторождения.

КОММЕНТАРИЙ экономического обозревателя NEWSru.co.il Михаила Шафранова

Большинство экономистов, как сторонников, так и противников соглашения в его существующем формате, согласны в одном – руководству государства, уже более 10 лет знающему о найденном в море газе, пора наконец определиться с регуляцией. Пример с австралийской компанией Woodside показал, что неопределенность не пойдет на пользу государству в любом случае.

В целом соглашение, к которому пришли стороны, достаточно сбалансированное, однако в нем отсутствует два важных, на мой взгляд, пункта. Израиль, как уже было сказано, не Норвегия, однако в некоторых аспектах ему стоит воспользоваться ее опытом.

Во-первых, при существующей ситуации, компания, которая выкупит малые месторождения "Кариш" и "Танин", окажется перед малоприятным выбором – вкладывать огромные средства в подключение месторождений к берегу собственным газопроводом, или попасть в зависимость от прямого конкурента – консорциума "Левиатан", согласившись поставлять газ через его уже построенный трубопровод.

В Норвегии настоящий прорыв в добыче газа произошел после того, как газопроводная система была выведена из-под контроля газодобывающих консорциумов и превращена в общий консорциум, предоставляющий равные услуги всем месторождениям. Израиль может самостоятельно заняться прокладкой газопроводов или привлечь к этому частные компании, не имеющие отношения к добыче газа. Такой шаг позволит привлечь иностранные и израильские компании к разработке малых месторождений, которые в противном случае были бы нерентабельными.

Во-вторых, в договоре ничего не говорится об обязанности американской компании делиться знаниями и заниматься подготовкой местного персонала. Помимо того факта, что создание собственной газовой промышленности означает появление новых рабочих мест, это еще и инвестиция в то будущее, в котором газ уже закончится. Норвегия, начинавшая развитие газового рынка с той же точки, сейчас, когда газ во многих месторождениях подходит к концу, все больше дохода получает от экспорта знаний в сфере добычи, обработки и транспортировки газа.

facebook

Комментировать на сайте polosa.co.il






  Rating@Mail.ru  
Понедельник, 22 апреля 2019 г.
Все права на материалы, опубликованные на сайте NEWSru.co.il, охраняются в соответствии с законодательством Израиля. При использовании материалов сайта гиперссылка на NEWSru.co.il обязательна. Перепечатка эксклюзивных статей без согласования запрещена. Использование фотоматериалов агентств не разрешается.